г.Чебоксары   тел.(8352)   факс   info@rosreg21.ru   Тел.доверия
Герб регслужбы Кадастр и недвижимость
О насГоспошлинаВопросы - ответы
Поиск

Обзор СМИ

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика

21.09.2007 Все мы немного собственники 'Российская газета' № 4473 Б. Ямшанов

 
Руководитель Росрегистрации намерен упростить и облегчить процедуру оформления Закон об упрощенном порядке оформления прав на садовые участки, прозванный дачной амнистией, по-прежнему вызывает много вопросов и споров. За год, прошедший со дня его принятия, многие люди воспользовались удобным случаем, но еще больше тех, кто не спешит сделать это. Почему так происходит, что мешает людям обрести законное право на свои кровные сотки и что нас ждет дальше - обо всем этом рассказал на "Деловом завтраке" в редакции газеты директор Федеральной регистрационной службы Сергей Васильев. Впрочем, разговор шел не только о земле, но и о других не менее острых и значимых сегодня проблемах. В том числе - о работе государственных юридических бюро, некоммерческих организациях, живущих по новому закону, и о политических партиях, фильтрующих свои ряды накануне выборов. Где же ты, моя межа? Российская газета: Сергей Васильевич, по вашим словам, в стране 33 миллиона незарегистрированных дачных участков, а за прошедший год получили право собственности лишь 620 тысяч владельцев. "Амнистия" явно не стала всеобщей. Почему люди не спешат воспользоваться удобствами, которые дал новый закон? Сергей Васильев: Причины разные. Многие считают, что никаких сделок с этими объектами недвижимости они совершать не будут и их вполне устраивают те документы, которые выдавались в свое время органами местного самоуправления, исполнительными органами власти. Эти документы действительно являются легитимными. РГ: То есть если у человека есть справка из сельсовета или с предприятия о выделении участка, ему совершенно не обязательно проходить регистрацию? Васильев: В случае если ранее выдавалось свидетельство о праве собственности на землю (розовое или голубое) или госакт о праве на землю, да, он может совершенно спокойно жить с этими документами, не проходя процедуру государственной регистрации прав. РГ: А сможет ли владелец передать такой участок по наследству, подарить или продать его? Васильев: Если земельный участок принадлежит ему на праве собственности или пожизненного наследуемого владения, он может его завещать и передать по наследству. А вот если он планирует совершить сделку с земельным участком, принадлежащим ему на праве собственности, то при обращении за государственной регистрацией сделки, перехода права к новому правообладателю, одновременно необходимо будет подать и документы на государственную регистрацию его права собственности. Таково требование закона. РГ: Что делать владельцу, которому отказали? Справок у него нет, и где теперь их взять, тоже неизвестно: тех субъектов права, кто давал ему землю, часто уже и в помине нет. Васильев: Обращаться в суд. Если суд признает его право на участок, мы тотчас зарегистрируем. РГ: Главной причиной заминки с регистрацией называют высокую стоимость землеустроительных работ - она не всем по карману, особенно пожилым людям, пенсионерам. Васильев: Проблема есть, хотя мы не считаем ее основной. Сегодня почти в половине субъектов Федерации не приняты законы, ограничивающие эту плату, и кое-где межевание стоит 12-14 тысяч рублей. Конечно, это немалые деньги. Но, по нашей информации, уже в нынешнем году все субъекты примут такие законы. Например, в Московской области, где была самая высокая плата, нынешним летом установили максимальную цену 450 рублей за сотку. Люди сразу отреагировали, количество заявлений выросло. РГ: Компании, которые занимаются землеустройством, тоже отреагировали на этот закон. Они отдельно выставляют разумный счет за межевание и отдельно - за некие услуги. В сумме получается - что в лоб, что по лбу. Как быть с таким обманом? Васильев: Сегодня монополии на эти услуги нет, поэтому надо обращаться в фирмы, которые проводят землеустроительные работы без сумасшедших накруток. В каждом субъекте есть управление Роснедвижимости, где совершенно точно скажут, с кем можно иметь дело, а с кем нет. РГ: С оформлением бумаг, жалуются люди, тоже настоящая беда. Неужели нельзя упростить этот порядок? Васильев: Именно с такими предложениями мы выходим в Государственную Думу и надеемся, что это будет сделано уже в нынешнюю осеннюю сессию. В частности, предлагаем упростить форму декларации, уточнить порядок наследования, более точно определить те объекты недвижимости, на которые распространяется этот закон и внести другие коррективы. Экспресс-оплата за услугу РГ: У окошек на регистрацию участка по-прежнему не протолкнуться? Васильев: Это расхожее мнение, не более. В год Росрегистрацией совершается свыше 18 миллионов действий - регистрируются документы об ипотеке, договоры аренды, участия в долевом строительстве, купли-продажи и многое другое. Поэтому где-то, может быть, и есть очереди. Но мы расширяем площади, делаем больше окон приема, в густонаселенных районах открываем обособленные отделы либо секторы, чтобы людям не ездить в центр города. Очереди постепенно исчезают. Внедряем уже и электронную очередь. К тому же есть Административный регламент, в соответствии с требованиями которого человек не должен тратить в очереди больше 45 минут. Наша задача - строгое соблюдение требований этого Регламента. РГ: Человек отстоял, сдал документы, его посылают оплатить квитанцию. Там тоже очередь, да и касса неблизко. Вернулся - снова очередь. Не проще ли создать при ваших органах некие структуры, которые за разумную, небольшую плату помогали бы людям оформить документы на регистрацию или вы опасаетесь коррупции? Васильев: Мы прорабатываем такой проект совместно с минэкономразвития, чтобы в том числе и свести на нет посредников, обирающих людей. Правда, есть и сомнения: не появятся ли упреки, вот, мол, для обеспеченных за деньги - все без очереди, пришел и зарегистрировал. Но идея, на мой взгляд, стоящая. Что касается коррупции, то человек ведь будет давать не взятку чиновнику, а вносить плату государству за юридическую услугу. РГ: Как будет действовать эта структура? Васильев: Мы предполагаем, что должен быть издан соответствующий нормативный акт правительства, где будет определен перечень юридически значимых действий, за которые взимается плата. Точнее говоря, за ускоренное совершение этих действий. РГ: То есть гражданин к вам придет, заплатит деньги и скажет: "Помогите, пожалуйста, ускорить процесс, у меня сроки горят"? Васильев: Он заплатит не нам, а государству, а мы поможем ему быстрее подготовить пакет документов. При этом бесплатная очередь будет двигаться своим чередом. РГ: Сегодня именно этим и занимаются посредники, которых немало по соседству с вашими подразделениями. Васильев: Есть четкий перечень, что необходимо для регистрации. Сегодня вообще стоит вопрос о создании единого информационного центра, который и будет принимать заявки от граждан. Это будет уже сотрудник не из Росрегистрации. Такая идея прорабатывается в правительстве, и мы ее поддерживаем. У него есть, грубо говоря, памятка, нужно принять пять таких-то документов Он их принимает и передает этот пакет нам. Мы регистрируем, возвращаем ему, гражданин получает свои бумаги у него. Такая схема позволит исключить коррупционную составляющую при оформлении документов. Вид из космоса на 6 соток РГ: Ваши выездные рейды в регионы, непосредственно в садовые кооперативы помогают людям быстро и без хлопот оформить садовые участки. Разве такая форма неэффективна? Васильев: Эффективна, но ведь не все зависит от нас. Росрегистрация - последняя ступень в оформлении права собственности. Мы можем выдать свидетельство собственнику лишь после того, как будет проведено межевание и составлен кадастровый план. А это прерогатива Роснедвижимости. РГ: Есть информация, что Роснедвижимость осваивает систему кадастрирования путем космической съемки. Вы будете принимать такие документы? Васильев: Если результаты съемки будут закреплены в виде удостоверенного Роснедвижимостью кадастрового плана, такой документ мы можем положить в основу регистрации. В Роснедвижимости над этим сейчас очень серьезно работают, и мы с ними договорились, как только все будет готово, начать совместные выезды на места. В первую очередь, видимо, под Москвой, где огромное количество участков, права на которые подлежат регистрации. РГ: То есть землемеры будут уже не нужны и цены на эту услугу могут стать божескими? Васильев: Госдума еще перед уходом на каникулы приняла закон о кадастре. Там прописана возможность создания специальной службы - саморегулируемой организации кадастровых инженеров. РГ: Люди не спешат регистрировать свои дачи еще и потому, что опасаются высоких налогов, особенно на строения. Можно ли зарегистрировать только землю, не подавая декларации о постройках? Васильев: Конечно, можно. А потом, когда возникнет необходимость, человек может обратиться за государственной регистрацией прав на садовый или дачный дом, заполнив декларацию об объекте недвижимости. РГ: Сергей Васильевич, коль коснулись строений, давайте поговорим и о другой недвижимости, не дачной. Широко ведется строительство так называемым долевым участием. И хорошо известно, чем это порой заканчивается: пирамиды, митинги, вплоть до голодовок. Вы могли бы дать людям какие-то рекомендации с точки зрения регистрации их прав? Васильев: На самом деле механизм защиты уже выработан. Сегодня заработал и развивается национальный проект - комфортное и доступное жилье гражданам России, в разы возросла ипотека. В 2006 году мы произвели 72,700 действий по регистрации ипотеки жилья, а лишь в первом полугодии нынешнего года - уже 205 тысяч. Что касается долевого строительства, то проблемы здесь есть. Правда, они относятся больше к истории, когда были и пирамиды, и мошенники. Фирмы-застройщики заключали договора с людьми, собирали деньги и начинали строить, не имея на руках разрешения, не оформляя земельных правоотношений. Вот и получалось: деньги потрачены, а зарегистрировать право на квартиру по закону нельзя. Поэтому совет такой: прежде чем заключать договор участия в долевом строительстве, убедитесь, что у фирмы-застройщика есть и лицензия, и вся разрешительная документация, и обязательно зарегистрированы право собственности на земельный участок или договор аренды земельного участка. РГ: Чаще люди имеют дело не с застройщиками, а с компанией, которая продает квартиры. Васильев: Разницы нет, в компании должен быть полный пакет документов. Иначе можно оказаться в доме, построенном без согласований проекта и других технических условий, а разрешение выдано задним числом, с помощью обмана. Такой дом возьмет однажды и рухнет. Докажи, что ты не олигарх РГ:Сергей Васильевич, каковы результаты эксперимента по созданию государственных юридических бюро для оказания бесплатной помощи малоимущим? Васильев: Эксперимент, я считаю, удался. Имеется поручение президента и правительства проработать вопрос о целесообразности создания госюрбюро по всей стране. Мы такой доклад подготовили, минюст нас поддержал, но есть возражения у минфина и минэкономразвития. Минфин предлагает осуществлять финансирование из бюджета субъектов. Мы с этим не согласны, уж если Конституция гарантирует право граждан в установленных случаях получать бесплатную юридическую помощь, то государство должно обеспечивать реализацию этого права. С такими выкладками доклад направлен в правительство, ждем решения. РГ: А сколько денег нужно, чтобы распространить эксперимент на всю страну? Васильев:По нашим расчетам, примерно 2 миллиарда 200 миллионов в год. РГ: На какой контингент рассчитана такая помощь, скольким людям можно будет помочь? Васильев: За 2006 год и первую половину нынешнего за помощью обратилось свыше 40 тысяч человек. Это в десяти субъектах, где проводился эксперимент. С разными вопросами, начиная от консультации и кончая написанием искового заявления в суд и поддержанием интересов гражданина в суде. Несложный подсчет покажет, сколько будет таких граждан по всей стране. Что растет под золотым дождем РГ: Сергей Васильевич, в адрес Росрегистрации звучат упреки, что вы очень уж жестко взялись контролировать некоммерческие организации. Лидеры некоторых из них даже заявляют, что Росрегистрация намерена вообще свернуть деятельность НКО. Васильев: Я даже могу сказать, в связи с чем пошли эти разговоры. В закон, регулирующий деятельность НКО, в 2006 году была внесена поправка. Она обязывает некоммерческие организации отчитываться за расходование денег, которые они получают из различных источников, в том числе из-за рубежа. И сразу же началась целая кампания против этого закона, якобы он излишне жесткий. Особенно активно критика идет с прицелом на предстоящие парламентские и президентские выборы. Между тем мы требуем лишь одного: скажите, куда расходуются эти средства, на те цели, которые определены в уставах ваших организаций, или, может быть, куда-то еще? В этом плане наше законодательство ничуть не жестче западного. Там деятельность НКО, особенно финансовая, очень строго контролируется государствами. Требуют отчитаться за каждый потраченный цент, особенно если он получен из-за рубежа. РГ: Не мудрено, если там помнят активную подрывную деятельность организаций Коминтерна, которые щедро финансировала Республика Советов. Неужели и к нам идут суммы, дающие повод задуматься о национальной безопасности? Васильев: Мы проанализировали, какие суммы получали наши НКО от заграничных спонсоров. Оказалось, 1496 некоммерческих организаций воспользовались финансовой подпиткой из-за рубежа в сумме почти 20 миллиардов рублей. Цифра солидная. На мой взгляд, государство не только вправе, но и обязано знать, куда эти немалые деньги расходуются. РГ: Сколько всего у нас некоммерческих организаций? Васильев: На сегодняшний день в России зарегистрировано 216 тысяч НКО. РГ: Все отчитались перед вами? Васильев: По закону они должны были сдать в Росрегистрацию свои финансовые отчеты до 15 апреля. Но на тот момент отчитались менее 20 процентов. Понимая, что дело новое, мы подождали до 1 июня. Цифра выросла, но не намного - на 28 процентов. И, наконец, к 1 сентября свои отчеты сдали 36 процентов НКО. То есть по каким-то причинам большая часть некоммерческих организаций просто игнорирует требования российского законодательства. И после этого еще звучат какие-то обвинения в адрес государства о притеснениях. РГ: Что будете делать с теми, кто не сдает отчеты? Васильев: Мы подаем иски и добиваемся ликвидации таких организаций по решению судов. Подобным образом на 1 сентября нынешнего года была прекращена деятельность примерно 2300 НКО. РГ: А новых организаций регистрируется много? Васильев: За весь прошлый год мы приняли 32 тысячи решений о государственной регистрации некоммерческих организаций. А за первую половину нынешнего года - уже 31 100 решений, а зарегистрировано за этот же период 8761 вновь созданных НКО. РГ: Многим отказали в регистрации? Васильев: Немногим, если в процентном выражении, то примерно 15 процентов. В основном по несоответствию уставу заявленным целям и задачам. Например, некоммерческая организация хочет иметь здание с рестораном и торговать напитками. РГ: Идут разговоры, что через неправительственные организации финансируются некоторые политические партии. Перечислила организация в партию полученные деньги и самоликвидировалась. Получается фактически отмывочный аппарат. Вы учитываете это? Васильев: Если есть признаки отмывания денег, то это уже преступление, им должны заняться правоохранительные органы. Контроль за партийными кассами в компетенции ЦИКа. Мы, в свою очередь, имеем право объявить предупреждение и выйти в суд с ходатайством о прекращении деятельности такой организации. Я думаю, поэтому шум и возник вокруг закона, когда государство решило спросить: а на что вы расходуете денежки? РГ: Организации, получившие помощь из-за рубежа, отчитываются перед своими спонсорами? Васильев: Возможно, но это уже их взаимоотношения. Нас интересует единственное: чтобы эти деньги шли на те цели и задачи, которые декларируются в уставе, чтобы они помогали развитию нашего гражданского общества. Финансирование из-за рубежа не запрещено, наоборот, оно приветствуется государством. Но если мы установим, что деньги истрачены совсем не так, как записано в уставе, тогда мы примем законные меры. Партийные вожди впереди паровоза РГ: Сергей Васильевич, тема номер один в политической жизни страны - предстоящие парламентские выборы. Сколько партий будет в них участвовать? Васильев: После издания указа президента об объявлении даты парламентских выборов мы по закону обязаны были подать список в Центральную избирательную комиссию, что и сделали. В этом списке 15 партий, он был опубликован в "Российской газете". РГ: Но вот Владимир Вольфович Жириновский уже заявил: он сомневается, что Росрегистрация правильно подсчитала количество отделений и численность членов в некоторых политических партиях. Например, в партии "Мир и единство" Сажи Умалатовой. И даже предложил направить запрос из Госдумы. К вам приходил такой запрос? Васильев: Нет, не приходил. Но, во-первых, партия Сажи Умалатовой существует уже 6 лет, поэтому вопрос о ее перерегистрации ни по каким основаниям не стоял. А, во-вторых, будут они участвовать в выборах или нет - это дело самой партии. Насколько я понимаю, такие решения принимаются на съездах, с учетом того, какие шансы и с учетом нового избирательного законодательства. На сегодняшний день партия зарегистрирована и имеет такое право. РГ: Те партии, которые не примут участия в думской кампании, они подлежат ликвидации? Васильев: Нет, конечно. Они существуют и занимаются общественно-политической деятельностью. РГ: Вы будете контролировать партии, участвующие в выборах? Васильев: Это будет делать Центризбирком. Мы никаких проверок не проводим. Проверка проводится, когда есть какой-то серьезный повод, например, явное нарушение в деятельности партии. РГ: Сейчас есть несколько партий, которые были ликвидированы Верховным судом. Если целое отделение такой партии переходит в другую, зарегистрированную, надо ли проводить проверку? Васильев: В каждой партии есть процедура, прописанная в законе и в уставах, которые соответствуют закону, в том числе порядок вступления в партию. Механически взять какое-то региональное отделение и перенести его в другую партию, это просто невозможно. РГ: Есть ли новые партии, которые уже подали заявки на регистрацию? Васильев: На сегодняшний день у нас находится на рассмотрении 38 заявок от комитетов о создании партий. То есть 38 инициативных групп граждан уведомили нас о том, что они хотят создать политические партии с такими-то названиями. По закону они имеют на это право. В течение года мы обязаны ждать их волеизъявление, то есть проведение съезда со всеми вытекающими последствиями. РГ: Среди подавших заявки есть партии экстремистского толка? Васильев: К счастью, нет. В этом году была такая попытка, но она не прошла. РГ: В заявленных партийных "паровозах" есть известные имена? Васильев: Например, есть Лимонов. РГ: А бывший премьер Михаил Касьянов? Васильев: В заявке нет. Но ведь необязательно, чтобы неформальный лидер числился членом партийного комитета. РГ: При отказах в регистрации какая чаще всего причина? Васильев: Проблема с численностью, "мертвые души", фальсификация. Люди, которые якобы участвуют в работе, при проверке и не знают, о чем речь, не были ни на каких собраниях. А некоторые даже давно умерли. РГ: Некоторые партии намерены с вами судиться вплоть до Страсбурга. Они считают, что закон о политических партиях слишком жесткий и не оставляет малым партиям никаких шансов. Как вы считаете, после выборов закон о политических партиях может быть либерализован? Васильев: Прогноз - не благодарное дело. Другое дело закон. Он принят, требования в нем сформулированы. Наша обязанность - исполнять этот закон. РГ: В редакцию пришло много вопросов одинакового содержания: как можно попасть на личный прием к Васильеву? Васильев: Записаться и попасть.

Назад
 
Главная Задать вопрос
О нас|Госпошлина|Вопросы - ответы
Административная реформа | Дачная амнистия | Ипотека | Запись на прием Готовность документов
     Copyright © УФРС РФ по ЧР Разработано SolidWS